Ежи Попелушко

2013-10-08

Ребенка окрестили два дня спустя после рождения под именем Альфонс, данным в честь крестного отца. Но в годы детства и юношества все называли его Алеком. Чувствительный и умный мальчик, почти никогда не жаловавшийся на физическую боль, маленький Попелушко рос в простой и вместе с тем нелегкой обстановке – между полевыми работами и школой. Перед тем, как отправиться на уроки, Альфонс посещает Святую Мессу в приходской церкви, где прислуживает в качестве министранта. В 1956 году мальчик принимает Таинство Миропомазания. По благочестивому обычаю, в этот день следовало выбрать себе Святого для подражания; Попелушко выбирает святого Казимира, молодого польского королевича, почитаемого за добродетель рассудительности, справедливости и защиты бедных, целомудрия и благоговения перед Девой Марией.
В 1961 году Алек оканчивает начальную школу и поступает в гимназию. Больше всего ему нравятся история, польская литература и русский язык. Никто не удивился, когда скромный и тихий, но в то же время всегда отзывчивый и приветливый мальчик сообщил о своем решении поступить в духовную семинарию. В 1965 году Попелушко отправляется в Варшаву, однако, вскоре он вынужден оставить Варшавскую семинарию Св. Иоанна Крестителя, чтобы нести обязательную воинскую службу в особом подразделении, отведенном для духовенства. Парадоксально, но именно в армии будущие священники Церкви, гонимой коммунистической диктатурой, учились преодолевать страх, привыкали в стенах казармы к постоянным угрозам и издевательствам. Не удалось их избежать и Алеку: психологическое давление, побои, карцер, невозможность пользоваться отпускными билетами – и все это только потому, что он отказался сдать начальству четки – Св. Розарий. Родители были в полном неведии о присходящем: они узнают об этом много лет спустя.
В 1968 году истекает двухлетний срок воинской службы. У Алека подорвано здоровье, он ложится на операцию щитовидной железы, после чего возвращается в семинарию, и наступает относительно спокойный период в его жизни. Молодой семинарист доверяет своим настоятелям и откровенен с ними. Он умеет страдать в одиночку и не отягощать никого своими проблемами. В 1971 году Алек принимает сан иподиакона, в 1972 году – диакона. Алек Попелушко изменяет имя, данное при Крещении – по совету одного епископа: он полагал, что священнику не подобает носить имя, которое высмеивается в популярных песенках. Молодой диакон принимает имея великого мученика, почитаемого на Востоке и Западе – Св. Георгия. По-польски оно звучит «Ежи». Это имя как нельзя лучше подходит человеку, девизом которого стали такие слова: «Если я где-либо должен что-либо делать, то стараюсь или вообще это не делать, или делать основательно, вкладывая всю душу в то, что я делаю».
28 мая 1972 года в варшавском кафедральном соборе Св. Иоанна Крестителя Примас кардинал Стефан Вышинский рукоположил Ежи во священника. Новая жизнь начинается на окраине Варшавы, в приходе Св. Троицы. Служение отца Ежи Попелушко сразу же приобретает отличительную черту: он проповедует собственной жизнью, отдавая ее целиком на служение Богу и людям. Новый настоятель завоевывает сердца прихожан последовательностью своей жизни и своей неисчерпаемой энергией. В период с 72 по 79 год отец Ежи служит настоятелем в нескольких варшавсих приходах, а в 1979 году ему поручают несколько иную миссию: он становится капелланом студентов медицинского факультета при университетской часовне Св. Анны. В том же году его назначают членом Национального пастырского совета по здравоохранению и епархиальным ординарием для младшего медицинского персонала. И на этом новом поприще не иссякает энергия молодого священника: он участвует в студенческих протестах, становится в ряды бастующих медицинской Академии. «Пастырское душепопечение баррикад», как говорили о Ежи Попелушко, позже приведут его в самую гущу событий в Польше 80-х.
В одном интервью 1983 года отец Ежи признается: «Я не в состоянии запереть свое священство в храмовых стенах». И еще: «Работа священника – это, в определенном смысле, продолжение деятельности Христа. Священник избирается из народа и для народа рукополагается, чтобы служить ему. Поэтому долг священнослужителя – быть всегда с народом, в час радости и горя. Обязанность священника – быть с народом, когда он больше всего в нем нуждается».
В 1980 году – новое незначение: дон Ежи становится викарием прихода Св. Станислава Костки. Это – год печально известного «польского лета». Идут забастовки по всей стране. В столице забастовочный комитет ищет священника для воскресной Мессы на сталелитейном заводе, занятом бастующими рабочими. Кард. Вышинский, выслушав просьбу уполномоченных комитета, среди тысячи имен без колебаний выбирает одно-единственное: Попелушко.
Отец Ежи никогда не забудет то воскресенье 80-го. Рабочие встретили его аплодисментами – первого священника, перешедшего порог завода. «Это были аплодисменты Церкви, которая неустанно стучалась в двери фабрик в течение тридцати лет», -- писал отец Ежи, вспоминая об этом дне.
Наступил переломный момент в жизни и служении священника Ежи Попелушко. С того момента его пастырской заботе вверена совершенно новая реалия: рабочие металлургических предприятий Варшавы. В 1981 году в Польше было объявлено военное положение. Во время продолжительной «польской зимы» Ежи до конца останется в рядах своей паствы. Когда начались процессы, священник сопровождал в трибунал родных обвиняемого и садился вместе с ними в первый ряд. Он организовал доставку помощи заключенным рабочим и их семьям. Помнил наизусть имена и нужды сотен человек. Ему тоже угрожают, но он продолжает идти на осознанный риск. Тем, кто советует ему быть предусмотрительным, Ежи отвечает: «Самое большее, что мне могут сделать – это убить». И добавляет: «У меня нет ни жены, ни детей, никому ничего не угрожает. И если я буду убит, то за мои поступки. Может ли быть что-то прекрасней этого?».
Муз
В 1982 году за священником Попелушко устанавливают слежку. Он часто повторяет, обращаясь к друзьям и своим церковным предстоятелям: «Мне осталось недолго». В Дневнике, опубликованном после его смерти, Ежи Попелушко предстает перед нами в этот кульминационный момент своей пастырской работы: капеллан польской «Солидарности», защитник гражданских прав, покровитель угнетенных, духовный наставник в самых разных профессиональных и общественных кругах, священник, способный почти чудесным образом сочетать невообразимое число занятий, полностью лишенный личного времени и всегда готовый помочь, вплоть до полного самоистязания. Предвидя свой скорый арест, Ежи Попелушко старался использовать каждый момент для того, чтобы закончить начатое им дело.
В 1982 году отец Ежи совершает первую «Мессу за отечество», и во время проповеди обличает отсутствие в стране свободы слова.
В 1980 году отец Ежи побывал в Соединенных Штатах Америки, о чем также оставил записи в дневнике. «Страна изобилия» производит на него большой эффект, он изумляется, как ребенок, но окружающее его не зачаровывает. С удивлением он пишет о том, что и в стране так называемой «свободы» он встречается с большим невежеством и предрассудками. Но он не осуждает, а испытывает жалость. И понимает: не только бедность и цензура могут унизить народ. И наоборот: лишенный всего, в том числе и физической свободы, человек, может быть более свободным и обладать большим достоинством, нежели тот, кто имеет всю власть и богатство сего мира.
Итак, с одинаковой прямотой отец Ежи обличает и фальшь порочного материализма Запада, и безумную и отчаянную идеологию коммунистической диктатуры. Служба безопасности прибегает к испытанному методу: подкладывает в квартиру целый арсенал. Дом подвергают обыску, и на глазах у отца Ежи «находят» оружие. Гротескность ситуации настолько поражает его, что он восклицает со смехом: «Господа, вы перегнули палку!». Тогда он чудом избежал пожизненного заключения в лагеря, как, впрочем, и еще раз – когда комитетчики в штатском задержали его у входа в церковь и спросили: «Вы знаете отца Попелушко?» «Да, немного», -- ответил отец Ежи и спокойно вошел в храм.
19 октября 1984 года отец Ежи Попелушко был зверски убит тремя агентами секретных служб. Тело священника было брошено в Вислу. В течение нескольких дней верующие надеялись, что отец Ежи жив, но 27 октября исполнитель преступления признается: «Я убил его своими руками». Вся страна была потрясена, но никто не отреагировал местью или насилием, помня о словах своего пастыря. Отец Ежи любил повторять: «Нужно побеждать зло добром». «Заказчики» никогда не предстали перед судом; убийцы были приговорены к тюрьме и досрочно вышли на свободу.
Истина и солидарность были в центре христианского свидетельства отца Ежи Попелушко. «Истина всегда идет рядом с любовью, -- проповедовал польский мученик наших дней, – а любовь имеет высокую цену, поэтому и истина дорого стоит».
Ежи Попелушко часто ссылался на личность и пример Св. Иоанна Предтечи, говоря о нем как о смелом и справедливом человеке, нашедшим в себе мужество обличить зло и несправедливость даже перед лицом царя, когда тот увел жену у собственного брата. Праведник – тот, кто руководствуется истиной и любовью. Испытывал ли страх ксендз Попелушко? Когда ему самому задавали этот вопрос, он говорил: «Да, по-человечески я боюсь; но если Вы верите в Христа, то знаете о существовании иного измерения, за пределами страха. Арест, пытка, даже сама смерть не знаменуют собой окончание истории».
Образ Ежи Попелушко соединяет в себе необычайную активность и в то же время созерцательность. Во время своего визита во Влоцлавек, где Ежи обрел мученическую смерть, Папа Войтыла затронул проблему, которая еще больше приближает мученичество отца Ежи к Страстям Нашего Господа: а именно, двусмысленное перенесение в политическую сферу того, что принадлежит исключительно к религиозному порядку. Нельзя приравнивать свидетельство Ежи Попелушко к политическому активизму, но следует смотреть на его личность в полноте истины всей его жизни, с точки зрения «внутреннего человека», о котором пишет Св. Апостол Павел в Послании к Ефесянам. Ксендз Попелушко был духовным отцом угнетенных и гонимых, подвергая себя самого тем же испытаниям.
 

Radio Vaticana

Copyright © Wydawnictwo Agape Sp. z o.o. ul. Panny Marii 4, 60-962 Poznań, tel./ fax: 61/ 852 32 82 | tel. 61/ 647 26 86